Revenge doesn't change the past. But it sure as hell feels good.

Ночью в голову взбредают поистине великие замыслы. Решил увековечить эту переписку:
Гретель. oursydney.rusff.ru/img/avatars/0011/bc/2b/3-134...
Ганзель. Вылитый Эдвард.
Гретель. Правда милый?
Ганзель. Прирожденный артист.
Гретель. Надо театр организовать.
Ганзель. И сказку какую-нибудь поставить.
Гретель. Рапунцель!
Ганзель. Кто будет Рапунцель? Кого мне дёргать за волосы?
Гретель. Найдем тебе Рапунцель! Я буду ведьмой.
Ганзель. (надо отметить, на вторую часть реплики я каким-то образом внимания не обратил). Рапунцель-Рапунцель, кинь свои космы.
Ганзель. Я уже вжился в роль того типчика.
Ганзель. Мина будет Рапунцель. У нее патлы светлые.
Гретель. То патлы, то космы... Романтииииикааааа так и прёт!
Ганзель. А должна?..
Гретель. Конечно. Зритель должен прочувствовать атмосферу.
Гретель. Просто орать про скинь космы недостаточно.
Ганзель. Ну хорошо, попробуем. Рапунцель-Рапунцель, скинь свои благоухающие, как весенние цветы, космы.
Гретель. Скинь свои косоньки вниз, дубина ты!
Гретель. Хуже Эдварда.
Ганзель. Скинь свои косюнички вниз.
Ганзель. Я не буду так гвоорить, это слащаво.
Ганзель. Гво-о-о-о...
Ганзель. Это рвотные порывы.
Гретель. Что ты ел?
Гретель. Космы?
Ганзель. Ничего. Я представил такие речи, и мои маленькие часики посмеялись "тик-так".
Ганзель. Короче, сахар подскочил, и мне дурно стало.
Гретель. Значит космы. Иначе главгероя сахар срубит.
Ганзель. Ну с этого ведь мы и начинали.
Гретель. Но какая тогда романтика? Это ведь история любви, а не внутренней борьбы с сахаром.
Ганзель. Любовь не должна быть слащавой. Я покажу новый концепт. Правильный.
Сторонний наблюдатель. Суровый и не романтичный нифига. Угу, правильный.
Гретель. Мы облажаемся.
Ганзель. Со мной? Исключено.
Гретель. Давай-ка придумаем правильный сюжет.
Ганзель. Короче, сейчас расскажу.
Ганзель. Злая мерзкая ведьма похитила ребенка с той мерзкой целью, чтобы сделать его жертвой своего мерзкого ритуала.
Ганзель. Дабы сердце ребёнка достигло нужных размеров, следовало подождать. Пришлось девчушку растить.
Ганзель. В один прекрасный день до знаменитого охотника на ведьм дошли слухи, он взялся за дело, пришёл, убил ведьму и освободил девушку.
Сторонний наблюдатель. А... э... романтика где?
Сторонний наблюдатель. И вообще, какая это Рапунцель!
Гретель. Романтика? У моего брата мохнатое сердце.
Гретель. Ну уж нет. Я буду коварной ведьмой с троллем и сражу охотника.
Гретель. Заманю тыквой...
Ганзель. Ты? Коварной ведьмой? Сразишь меня?
Ганзель. Ну и бред.
Гретель. Да. А ты что думал? Так просто всё?
Ганзель. Я отказываюсь участвовать в фильме, где моя сестра - мерзкое вонючее зло.
Гретель. Да ну тебя, это всего лишь постановка.
Ганзель. Нет.
Ганзель. Вот нет.
Гретель. Лишь бы поспорить.
Ганзель. Какие споры? Я просто отказался.
Гретель. Ты не можешь отказаться.
Гретель. Потому что мне идея нравится.
Ганзель. Нет, бери на роль принца своего тролля! Ты будешь Рапунцель, а Мина - злой ведьмой. Ну а я - благодарным зрителем. Лихо распределил роли, все заняты.
Гретель. Мой тролль не принц, он тролль.
Ганзель. Будет прекрасным троллем.
Гретель. Нет, он ужасен. И не заберется по космам.
Гретель. Ты мне голову оторвать решил?
Ганзель. Ну, сломаем шаблоны, сбросим ему канат.
Гретель. Я не знаю, ЧТО ему сбросить надо, чтоб влез!
Гретель. И тогда это не романтичная, а комичная постановка будет.
Гретель. Он тогда тупо башню снесет, сам представь.
Ганзель. А что, не романтично? Башня падает, ты вылетаешь из окна - он тебя ловит.
Гретель. Ай, нет! Он же ТРОЛЛЬ!
Ганзель. А это так важно? Романтика - это всегда что-то вопреки чему-то. Вспомни Ромео и Джульетту, полюбивших друг друга, вопреки возрасту и семейной вражде.
Гретель. Иди в задницу.
Гретель. Сватаешь мне тролля.
Ганзель. А кто начал кричать "где мой тролль?"
Гретель. Ну и что? Я с таким же успехом могу орать "где мои носки".
Ганзель. А, значит, твой тролль по значимости для тебя равен носкам? Интересно, на это бы он не обиделся?
Гретель. А ты бы смог жить без носков?
Ганзель. Не сравнивай значимость носков для мужчины со значимостью тролля для женщины!
Гретель. Красиво завернул. Возьми с полки пряник!
Ганзель. Тфутфутфу. Тебе того же.
Гретель. Да я-то возьму. И свой, и твой, чего добру пропадать. Эдвард съест.
Ганзель. Логично. Еще можно скормить Бену.
Гретель. Нет! Иначе он заболеет такой же гадостью.
Ганзель. Да брось, мы же не та ведьма...
Ганзель. А хотя ему так хотелось быть как мы...
Ганзель. Ну шучу-шучу.
Гретель. Ах ты злобный сахарок!!
Ганзель. Я добрый. Ну, с идеалистической точки зрения.
Гретель. А фактически ты хочешь скормить Бену пряники. Где твоё человеколюбие? Или сердце совсем мхом поросло?
Ганзель. Я же не хочу скормить ему все пряники мира в крайне малый срок.
Гретель. Да как тебе такое в голову забрело?
Ганзель. Окольными тролльими тропами.
Сторонняя наблюдательница. Мда, чувство юмора у них не страдает...